Артисты цирка

Герасименко Константин Михайлович (

News image

Касеева Нелли Александровна

News image

Дурдинов Вячеслав Николаевич

News image

род. 1953, 22 июня, Москва Клоун В детские годы (с 7-ми лет) за...

Скоков Александр Владимирович

News image

Трофимов Василий Егорович

News image

Волков Юрий Михайлович

News image

род. 21 января 1968 г., Харьков акробат 1995 - в Гомеле вошел в ...

Цирки в мира

Читинский цирк

News image

Каждый человек в своей жизни хотя бы раз побывал в цирке. Если спросить у любого прохожего о том, какие воспоминания у ...

Цирк на цветном бульваре

News image

В центральной части города Москвы на Цветном бульваре находится цирк Никулина, которому более 100 лет. Перед зданием цирка стоит знаменитый   ав...

Гомельский цирк в 1970-х гг

News image

Первое здание цирка (деревянное) в Гомеле построено в 1890-е годы частным предпринимателем И. Слободовым на месте Центрального рынка (быв. Конной пл...

Цирк имени братьев Никитиных

News image

В августе 1873 года ещё молодые, но уже известные в России цирковые артисты братья Никитины, уроженцы и жители Саратовской губернии, вы...

Мировые цирки - Цирковая лента - Цирковой архив - Советский цирк в Бирме



PostHeaderIcon Советский цирк в Бирме

Цирковая лента - Цирковой архив

Советский цирк в Бирме Во. время выступлений артистов совет­ского цирка в Рангуне (Бирма) мне как ру­ководителю гастрольной поездки довелось познакомиться с двумя американскими ту­ристами, гг. Э. и С. Ниринг. Недавно они прислали из США следующее письмо: «Дорогой г. Волошин! Вы, веро­ятно, не помните двух американцев, которых встретили в вестибюле Стренд-Отеля в Рангуне в январе 1987 года. Накануне мы смотрели цирковое представление и, встре­тившись, разговаривали о нем с Ва­ми. Мы написали статью о совет­ском цирке для японского ежеме­сячника «Секай» и опубликовали ее также в США в «Нью Уорлд Ревю». Надеемся, что Вам интересно будет ознакомиться с нашей статьей. Возможно, что вскоре нам удастся посетить Советский Союз. Для нас было бы большой радостью снова увидеть цирк. Элен Ниринг, С. Скотт Ниринг». Статья, о которой упоминают г-да Ни­ринг, представляет особый интерес по ряду причин. Прежде всего, она безусловно объ­ективна. Затем, — и это главное — в ней, ви­димо, нашло свое отражение мнение по­давляющего большинства зрителей тех стран, где побывал советский цирк и таким образом она является своеобразным рупо­ром той объективной оценки, которую по праву завоевало искусство Советского цир­ка за рубежом. А. ВОЛОШИН По пути в Индию мы провели два дня в Бирме. В Рангуне прямо с аэродрома мы от­правились в Стрэнд-Отель.

. В ожидании по­ка нам приготовят номер, мы стали про­сматривать свежий выпуск газеты «Бирма­нец» от 22 января. На первой странице на­ше внимание привлек крупный заголовок «Русский цирк». Мы узнали из газеты, что в Рангуне с 23 по 31 января состоятся вы­ступления артистов советского цирка, и что билеты можно приобрести в «Зале Джа-били». Мы не принадлежим к числу постоянных посетителей цирка, но нам пришлось мно­го слышать о русских цирковых артистах. В течение двух месяцев они гастролиро­вали в Индии, выступая на спортивных ста­дионах Бомбея, Калькутты, Мадраса и Де­ли. Один наш друг из Калькутты рассказы­вал, что полиция вынуждена была приме­нить бомбы со слезоточивыми газами, что­бы справиться с толпой, осаждавшей кассы, и что за неделю до начала представления Семейство Нирингов недавно закончи­ло поездку по странам Юго-Восточной Азии. Их книга «США сегодня» вышла в свет в 1955 году. Скотт Ниринг, автор многих книг по экономике, широко известен во всей стра­не как лектор (примечание редакции «Шью Уорлд Ревю»). билеты стоимостью в 2 рупии продавались по 20 рупий. Он говорил, что в Индии со­ветских артистов просмотрело около 800 000 зрителей. Труппа русских артистов совершила так­же поездку по Европе. Мы читали об их по­разительных успехах в Бельгии и Франции и о том фуроре, который они произвели в Лондоне летом 1956 года. Гимнасты, акробаты, жонглеры были признаны неподражаемыми, и Лондон, ка­жется, совершенно был покорен одним из клоунов, который в поношенном пиджаке и шляпе, почти без грима, своими бесхитро­стными трюками заставлял публику содро­гаться от смеха. Речь идет о заслуженном артисте РСФСР Олеге Попове (А.В.). Невозможно было пропустить случай увидеть все это, а также проследить за ре­акцией бирманских зрителей. Но, если не считать сегодняшнего дня, мы могли про­быть в Рангуне еще только один вечер, так что нам необходимо было непременно по­пасть на первое представление. На другой день после премьеры мы должны были уезжать. На следующее утро, т. е.

. 23 января, мы вновь увидели в газетах огромное объяв­ление о начале гастролей и решили отпра­виться за билетами. Не зная ни одного сло­ва на местном языке и не имея ни одного знакомого человека в Рангуне, мы были вынуждены выходить из положения собст­венными силами. Мы достали нарисован­ный от руки план столицы, определили ме­стонахождение «Зала Джабили» и в пол­день, в самую жару, начали свой путь по улицам города. Китайцы и индийцы, казалось, не усту­пали по численности бирманцам. На рын­ках было такое столпотворение продавцов и покупателей, что нам пришлось медленно проталкиваться среди них. Сначала мы по­дошли к одежному ряду, затем к ювелир­ному и игрушечному, прошли мимо огром­ных связок цветов, целых холмов из фрук­тов и овощей. Уличные торговцы сидели на корточках со своим немногочисленным товаром, разложив его на земле перед со­бой. Женщины несли свои товары а лотках на голове. На всех улицах шла оживленная торговля. После долгого пути мы, наконец, добра­лись до цели. Перед билетными кассами «Зала Джаби­ли» теснились толпы любителей цирка. До­стать билеты оказалось делом нелегким. И только потому, что мы были явными ино­странцами, нам удалось получить билеты без длительного стояния у маленького око­шечка кассы, С драгоценными желтыми бу­мажками в руках (мы не могли прочитать ни одного слова, напечатанного на биле­тах, не могли понять, на какие места они предназначены) мы, торжествуя, возврати­лись в город. Так как места оказались ненумерованны­ми, то мы отправились в цирк во второй половине дня, хотя начало представления было назначено на семь часов вечера. Ста­дион, как мы слышали, вмещал десять ты­сяч человек, а мы хотели занять хорошие места. Когда мы подошли к стадиону, фла­ги были уже подняты, а торговцы разными мелочами деловито располагались на при­легающих улицах. На стенах стадиона висело много плака­тов и афиш, извещавших о гастролях цир­ка. Большая половина афиш была оторва­на или частично разорвана. Только тогда мы поняли, что отнюдь не все население Рангуна с восторгом встречало русский цирк.

. И там, без сомнения, нашлись кон­сервативные, регрессивные и антикоммуни­стические элементы, которые не хотят це­нить прекрасные цветы, если видят, что эти цветы расцвели за «железным занавесом», и, конечно, не желают аплодировать рус­скому артисту, не хотят переносить в своей среде «иноверцев». Все эти обстоятельства могли бы сделать вечер еще более достой­ным внимания. Когда за полтора часа до начала пред­ставления распахнулись ворота стадиона, поток восторженной молодежи устремился к верхним рядам открытых трибун. Мы со­вершили ошибку, заняв нижние места, о чем позже пожалели, поскольку не могли видеть оттуда так же хорошо, как сверху. Однако мы оказались прямо перед глав­ным выходом на арену, что имело свои преимущества. Скоро появились вооруженные бирман­ские полицейские в количестве полсотни человек и разместились лицом к публике. Это показалось нам зловещим признаком. Позже, после начала представления, боль­шинство из них отодвинулось немного на­зад, ближе к выходам. За нашими спинами их было трое или четверо. Мы наблюдали, как бурлила людская толпа, быстро растекаясь по местам. Каза­лось, не будет конца человеческому пото­ку молодых и стариков, которые вливались бесконечной вереницей. Веселые бирманцы, мужчины и женщины с цветком, заложен­ным за уши. Индусы в высоких тюрбанах со своими женщинами, одетыми в прекрасные шелковые сари. Китайцы в куртках и брю­ках. Мальчики с седовласыми матерями. Гордые папаши, возглавлявшие целые се­мейства. Молодые матери с детьми на ру­ках. Появилась стайка юных красавиц, оде­тых в белые жакеты и узкие юбки красно­го цвета (возможно, какая-то танцевальная группа),— все яркие, как цветы. Среди зрителей особенно бросались в глаза одетые в оранжевые плащи буддист­ские монахи, один вид которых совершен­но не вязался с местом, подобным цирку. Мы насчитали их более пятидесяти, сидя­щих среди публики либо поодиночке, либо группами. Все они, казалось, остолбенели от непрерывного движения и шумного говора толпы. На представлениях артистов советского цирка в Рангуне бывало большое количество буддистских монахов, число которых на от­дельных спектаклях достигало тысячи чело­век (А. В.). В центре спортивного стадиона совет­ские гости устроили цирковой манеж. За ним, прямо перед нами, находился двухъ­ярусный шатер малинового цвета с разве­вающимися на нем советским и бирман­ским флагами. Нижний ярус шатра служил артистическим выходом, а на верхнем яру­се разместился цирковой оркестр. Перед началом представления послы­шался гул толпы, пришедшей в движение. Всеобщее внимание было привлечено приездом иностранных гостей — послов и дипломатов. Рядом с Темнокожими и изящными бирманцами плотного сложения американцы, англичане, немцы и русские казались огромными и несколько неуклю­жими. Гости направились к специально от­веденным для них местам в самом центре амфитеатра. (Мы слышали потом, что все члены правительства Бирмы, за исключе­нием Президента, который находился в это время на отдыхе, присутствовали на откры­тии, так же как и большинство иностран­ных послов.) Толпа затихла, ожидая начала представ­ления. Все места огромного стадиона бы­ли заняты. Солнце исчезало в оранжевом закате. С наступлением темноты вокруг стадиона зажглись гирлянды фонариков. Был теплый, прекрасный вечер. Вдруг сильные лучи прожекторов осве­тили манеж. Господин в розовом тюрбане, бывший посол Бирмы в Москве, прочитал привет­ственную речь от имени У Ну, который на­ходился в Таунджи. В своем послании У Ну выражал мнение, что международное напряжение может быть ослаблено благодаря доброй воле на­родов различных стран и дружбе между народами. Он утвердился в этом мнении во время своего путешествия по разным странам. В Советском Союзе он получил огромное удовольствие от цирка, балета, а также от ансамблей, исполнявших пес­ни и танцы разных народов. Он придает столь большое значение впечатлениям от выступлений художественных коллективов, что обратился к советским лидерам с просьбой послать в Бирму русский цирк, дабы содействовать укреплению советско-бирманской дружбы. «Я уверен,— писал У Ну в заключение, — что этот цирк и его представители во многом помогут в деле развития советско-бирманской дружбы». Следующим оратором был министр про­свещения и культуры Бирмы. Затем не­сколько слов сказал руководитель гастро­лей русского цирка мистер Волошин, кото­рого сменил русский посол в Бирме. За­щелкали фотоаппараты, каждому оратору были вручены огромные букеты цветов, и трогательное официальное открытие закон­чилось. Оркестр заиграл национальный гимн Бирмы, за которым последовал гимн Со­ветского Союза. Все зрители встали. На миг погас свет, и на манеже едва можно было разглядеть несколько темных фигур. Затем раздался звук труб, вспых­нул свет, и представление началось. Группа ослепительно прекрасных (или такими они казались), блистающих блест­ками юношей и девушек, прошла вокруг манежа, неся огромные развевающиеся флаги пастельно-нежных тонов. Зрители вы­ражали свое восхищение восторженными криками, многие вскочили на сидения своих стульев, чтобы лучше-видеть. — Передние, сядьте! — кричали из зад­них рядов те, кто не мог хорошо видеть. Но все больше и больше людей вска­кивали на стулья. Никто не хотел ничего пропустить. Некоторые молодые люди ловко балансировали, стоя на спинках своих кресел. Полицейские, находившиеся среди публики, пытались установить порядок, но в конце концов сами поддались общему возбуждению, вскочили на стулья и при­соединились к аплодирующим. Первый сольный номер, однако, был ви­ден всем — даже мальчуганам, которые, как птицы, сидели на ветвях деревьев, окру­жающих стадион, и бессчетному количе­ству людей, примостившихся на крышах, балконах и в окнах соседних домов. Гим­настика на трапеции, в легком костюме, осыпанном блестками, принимала различ­ные позы, крутилась и висела на зубах вы­соко над головами толпы. За ней следили с напряженным вниманием, и когда она сделала несколько изумительных по своей пластике упражнений, ее наградили шум­ными аплодисментами. Вслед за ней вышли на редкость искус­ные жонглеры. Они направляли движение тарелок из руки в руку и над своими голо­вами, они выкидывали в воздух различными способами вещи и ловко подхватывали их. Появился отличный клоун и, завоевывая симпатии всей публики, пытался повторять только что исполненные трюки. Мы опускаем подробное описание про­граммы, данное в статье, авторы которой весьма лестно отзываются обо всех артистах. В программе участвовали: воздушные гим­насты Л. Викторова и Б. Матус, группа тувинских артистов под руководством заслу­женного артиста РСФСР В. Оскал-Оол (жон­глеры и эквилибристы на проволоке), Григо­рий Новак (силовой аттракцион), С. Рубанов (иллюзионный аттракцион), артисты П. Куз­нецов и С. Семенов (перш), Е. Страшная (пластика-акробатический этюд), группа акробатов-волътижеров под руководством В. Дрыгина, жонглер К. Абдулаев, антиподист Н. Лукьянов, акробаты-вольтижеры Т. и В. Владимировы, акробаты-прыгуны под руководством Ю. Быковского. У ковра Анисим Савич (А. В.). Один номер сменялся другим до позд­него вечера. Каждый номер, будь то соль­ный или групповой, был великолепен, овладевал вниманием и вызывал восхищение зрителей как старых, так и молодых. И действительно, постепенно все зрители сде­лались как бы неотъемлемой частью представления. Когда оно только началось, пуб­лика еще разделялась на отдельных зрите­лей. Некоторые переходили с места на ме­сто, переговаривались, курили, беспокойно вели себя на своих местах. Но прошло не­сколько минут, и аудитория представляла собой единое целое. Прекратились всякие хождения. Зрители вытягивали шеи, напря­гали зрение, чтобы увидеть и охватить все. Представление продолжалось при едино­душном смехе, единодушных криках одоб­рения и единодушных аплодисментах. Мы внимательно наблюдали за воору­женными полицейскими, которые находи­лись среди публики. В начале представле­ния на их лицах было написано равноду­шие, некоторые из них недружелюбно смотрели на выходящих артистов. Но еще не кончилось первое отделение, как «стра­жи порядка» совершенно смешались со зрителями — смеялись, жестикулировали, забыли про свою амуницию и устремились вперед, чтобы лучше видеть. Мастерство артистов заставило их забыть о военной дисциплине, чувстве превосходства над толпой, и они полностью слились с аудиторией. Впервые русский цирк выступал в Ран­гуне. Местные жители, прочтя объявления в газетах, едва ли могли себе представить, что их ожидает. На стадионе встретились люди разных возрастов и самых разнооб­разных политических убеждений. Большин­ство зрителей пришло на стадион с искрен­ним дружеским чувством, но были и та­кие (и немало), которые явились с тем, чтобы помешать представлению. Шум и блеск, с которым открылись гастроли, сра­зу привлек к ним внимание аудитории. И не успело закончиться первое отделение, как стало ясным единодушное доброжелательное отношение и даже восхищение зрителей. Исполнители были подлинными мастерами своего дела. Оценивая выступления русского цирка за пределами Советского Союза, нужно сказать, что русский цирк имеет одинаковый успех почти во всех странах. Им заво­евана всеобщая симпатия зрителей — и это более чем дань виртуозному искусству от­дельных мастеров. В этом успехе отрази­лось стремление первых деятелей совет­ского режима, которые решили, что у них должен быть самый лучший в мире цирк. С такой целью они организовали цирко­вую школу, в которой артисты тщательно обучаются в течение многих лет. Начиная с первых лет революции и по сие время ве­дется работа по воспитанию цирковых артистов. Поразительно великолепный спек­такль, который мы видели в Рангуне (а вместе с нами еще десять тысяч любите­лей цирка),— это результат системы про­фессионального обучения, направленной к подготовке юношей и девушек, которые избрали свой путь в жизни и привлекают к себе всех, кто стремится поднять искусство цирка.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

PostHeaderIcon Цирковые события:

Индия освобождает слонов из цирков

News image

Центр защиты прав животных Вита с радостью поздравляет Индию с этим эпохальным событием, дарующим всем животным, заключенным в ци...

ЦИРКОВЫЕ ЖАНРЫ НА ЭСТРАДЕ

News image

На эстраде издавна существуют ряд жанров, обьединенных общим названием оригинальные . Они принадлежат цирковому искусству. Это различного рода акробатические но...

Московский иллюзионный театр зверей

News image

Московский иллюзионный театр зверей и птиц “Артемон “ предлагает вашему вниманию музыкальное иллюзионное экологическое шоу. Наш спектакль - это раз...

PostHeaderIcon Животные в цирке:

Верхом на Мухе

News image

Сколько интересного таит в себе небольшой островок, лежащий между оживленными течениями Олимпийского проспекта и улицы Дурова. Каждый раз, приходя сюда, ло...

На все готовое

News image

Фаворита всех домашних и породистых кошек Дмитрия Куклачева жить поближе к природе тянет давно. Пока из загородной недвижимости у него ес...

Жеребец Бубен

News image

Рождён в 1992 году в маленьком городе Гаврило-Пасад (Московская область). Характер - слегка нервозный. Люди ласково называют его Буба . ...

Цирк в Москве

Цирк на Цветном бульваре

News image

Старый Московский цирк на Цветном бульваре - один из самых старейших цирков России. Сто с лишним лет назад, в 1880 го...

Авторизация