Цирки в мира

Волгоградский государственный цирк

News image

В последней декаде 1967 года Волгоградский госцирк вновь распахнул свои двери. Раздались первые аккорды циркового марша и состоялись первые выступления ар...

Мышиная железная дорога

News image

Аттракцион Будьте добры! - это увлекательное путешествие белых мышей по железной дороге в мир сказок А.С. Пушкина. В ск...

Одесский цирк

News image

После того как был разобран цирк Альберта Саламонского, осенью 1889 года крупный одесский предприниматель, хозяин пивоваренного завода, купец второй гильдии Ви...

Канадский «Цирк Солнца» («Cirque du

News image

«Cirque du Soleil» - сегодня это один из самых лучших цирков мира. Он быстро развивается и расширяется. Самое главное его до...

Мировые цирки - Цирковая лента - Цирк в мире - Цирковой номер Геллы Вельтон



PostHeaderIcon Цирковой номер Геллы Вельтон

Цирковая лента - Цирк в мире

Писатель Леонид Максимович Леонов закончил переработку своего ро­мана «Вор», написанного более тридцати лет назад. Новая редакция романа вскоре увидит свет. Писатель любезно предоставил нам страницы, посвя­щенные цирку. Действие романа происходит в годы нэпа. При острых и неприятных обстоятельствах после многих лет разлуки встречается Митька Бекшин, в сущности не плохой, но поскользнувшийся в жизни человек, со своей сестрой Таней, ставшей известной цирковой артисткой Геллой Вельтон. Встре­ча в цирке — это их вторая встреча. Митька впервые видит, как работает сестра. Векшин поспел едва к середине второго отделения. Публи­ка все нетерпеливее ждала знаменитого номера Геллы Вельтон. Безукоризненный джентльмен во фраке за­ставлял белую, в ремешках и с султаном лошадь встать на колени перед публикой; та черпала копытом песок и не хо­тела. Митька добрался, наконец, до своего места на галерке. Ружейные выстрелы и вопли джигитовки сменились старомод­ными клоунскими пощечинами и снисходительными хлопками зрителей. Митька рассеянно следил, как дробятся и отражают­ся все эти звуки в круглом куполе над головой; сам того не сознавая, он напрасно искал там, в сумерках, знакомую ему шелковую петлю сестры. В антракте Митька отправился в уборную к Тане. Шустрый русский паренек, обезличенный униформой с металлическими пуговицами, пропустил его в закрытую для посторонних поло­вину цирка; другой, из того же уважения к Митькиной шубе, ука­зал ему на железную, в полтора марша, лестницу к артистичес­кой Геллы Вельтон. Сквозь приоткрытую дверцу, помеченную на скромной картонке цирковым именем сестры, просочился неоду­шевленный какой-то смешок, словно горох просыпали на бумагу. Смеялся бритый старичок в черной шитой шапочке, дополни­тельно оттенявшей его поразительную бесцветность, казалось прозрачный на просвет, такой он был бесплотный, вымытый, в чем-то уже нездешний. Роясь в чемодане, он рассказывал смеш­ной эпизод из собственной жизни,— смеялся, впрочем, только он сам. Сестра стояла, почти готовая на выход, в голубом трико, совершенно обнажавшем ее, если бы не отвлекающая, по поясу, россыпь лучистых звезд из блесток. Прежде чем хоть взглядом приветствовать брата, она вполголоса обронила что-то женщине с безнадежными глазами, которая массировала ей шею и плечи; та накинула на Таню серый халатик с красной каемкой и вско­рости незаметно исчезла куда-то.

. Брат и сестра повстречались взглядом в глубине стоячего зер­кала с двумя рядами неприкрытых ламп по сторонам. Он пришел явно не вовремя, — Таня не обрадовалась, не удивилась, к до­саде Митьки, возлагавшего на эту встречу смутные надежды на продолжение начатого разговора. Сейчас она мало походила на себя, недавнюю простую и теплую, и казалась совсем не такой молодой, какой выглядела в его мыслях, — может быть, это происходило от ее строгой внутренней собранности перед выступ­лением. С безразличием рассеянности Таня спросила у брата, что нового в его жизни, но вот прямо над головой рассыпался долгий звонок, от которого защемило в сердце, и вдруг по корот­кому и тревожному блеску в глазах сестры Митька понял, что она волнуется, почти на грани сомнения в себе, как и сам он перед опасным мероприятием, отчего девушка стала ему вдвое ближе. «Как тебе сказать, шалю пока»... — собрался отшутиться Мить­ка с блатным виноватым юморком, но, внезапно забыв про свой вопрос, сестра вышла справиться об установке аппаратов. Приняв ее случайный жест за приглашение садиться, он опустился на что-то возле пыльной входной портьерки и, лишь бы не думать о предстоящем, следил за стариком, как суетился тот, собирая раскиданные вещи с пола и немедленно роняя новые. рад видеть брат моей Таниа, — без умолку щебетал Пугль, посетителем, Митьку, приподняться. — Нишего, сидит, хорошо. Я, не знал, что такой молодой. Если б мы не был молодой, мы никогда не стал старый. Ой, как набросал! Дуняш, Дуняш! — покричал он в дверь, музыка. — Знает, это опасны номер. Артист не может иметь плохое настроение, когда штрабат. Люди хотят получать за свой деньги небольшой страх. Когда мои детошки сорвались, один господин, боль­шие усы, шикайт мне... швейн! Он собирался посвятить Векшина в подробности давнего несча­стья, но скрипнула дверь, ворвалась волна медных звуков, ам­миачный сквознячок из конюшни вместе с нею, потом глухо бился в дверь уборной тупой барабанный стук, вернулась Таня. первая? — приподнимаясь, никто не обращал на него внимания теперь, — Мне, пожалуй, пора на места? Сестра скинула халатик, и Пугль принялся обдергивать свой черненький пиджачок, словно ему, и никому другому, предстояло покорять зрительские сердца. С порога Митька оглянулся на тиши­ну и опустил глаза: привстав на цыпочки, старик сосредоточен­но крестил питомицу, стоявшую с закрытыми глазами.

. По дороге к себе на галерку Митька должен был занять пусто­вавшее место в рядах: цирк нестройным плеском уже привет­ствовал эту знаменитую, в черном пока, артистку, доставлявшую наслаждение минуткой ужаса. Цветные прожекторы нащупывали глянцевито-черную петлю, свисавшую из купола, и повторяли ее на дальней стене. Только один зритель не хлопал в ту минуту. С болью сомнения узнавал он сестру в улыбающейся циркачке там внизу, которая, подкупающе раскинув руки, кланялась за проявленную к ней доброту. Привлекательность ее номера заклю­чалась в полном отказе от усложняющих приемов, помогающих артисту продать его дороже. Сбросив черный плащ на ру­ки подоспевшей униформе, Таня стала легко по веревочной ле­сенке подниматься на высоту. И такая была в том безупреч­ная слаженность движений, проникнутая такой убедительной уверенностью в безопасности, что Митька и все остальные две тысячи вместе с ним испытали подсознательную благодарность к артистке, избавлявшей их от тревоги, способной испортить пред­стоящее удовольствие. По рядам, кругами расширяющимися кверху, пробежала ти­шина, а смычки скользнули на самый верх, и предостерегающе рассыпался корнет-а-пистон. Потом один за другим пошли вступительные перед штрабатом трюки, но уже с середины номера Митька из какого-то суеверного чувства перестал глядеть на сестру. Если бы не ее приглашение в прошлый раз — «нарочно для тебя уроню платок сверху, смотри!» — ничем бы его не за­манить в цирк, да еще за полтора часа до дела. Озабоченный затянувшейся паузой, впрочем, он украдкой взглянул наверх: освещенная синим лучом, который Митьке показался оранже­вым, Таня неторопливо делала что-то, присев на трапеции. прикрепляет, — вслух человек, и Митька принялся глядеть ему в складчатый затылок, чем-то похожий на бараний курдюк. Его дама, пышная, точно с двумя дынями за пазухой, снимала с апельсина кожуру, пользуясь ногтем отставленного в сторону пальца с грязноватым сверкающим камнем в кольце. долго там... — сказала дама, башмаках сестры. Знаменитый прыжок в петле Гелла Вельтон приберегала к кон­цу. Слегка закрепив голубой колпачок на волосах, она закину­ла руки за шею и стала вращаться вокруг трапеции. Потом, не­досягаемая для векшинской жалости, она еще что-то делала там, в своей высоте, рассылая в перерывах воздушные поцелуи всем, кто потратил деньги ради нее. Все это время Векшин малодушно, скосив голову набок, занимался обстоятельным изуче­нием ненавистного затылка перед собой.

. Вот он, гляди, штрабат... — произнес затем спутник толстой дамы, продолжавшей спускать с апельсина оранжевую стружку. Все замолкло, даже положенная барабанная россыпь в оркест­ре. Тишину пронизывало лишь шипение прожекторов да, каза­лось, напрягшиеся до легкого гудения тросы. С нетерпением стра­ха на этот раз Митька поднял глаза. Незнакомая и бесконечно удаленная, показалось ему, артистка стояла с петлей на шее, вымеряя расстояние до черного, как мишень, коврика, поджидаю­щего на опилках внизу. Степень напряжения невыносимо усилилась. Кто-то, пригибаясь, уходил в рядах, женский голос крик­нул довольно. Дама перестала чистить апельсин, и во­просительно поднятый ноготь спорил тусклым блеском с ее же бриллиантом. Затем протекло еще несчитанное количество мгно­вений, после чего ноготь мизинца снова врезался под оранже­вую корку. Бурные рукоплескания и медный треск в оркестре возвестили об окончании номера. Сестра была уже внизу, свет­лая и несбыточно голубая, с перекинутым через плечо плащом, а над головой у нее еще раскачивалась шелковая, обманутая ве­ревка. Убегая, отдавливая ноги в рядах, Митька успел приме­тить на арене Стасика, провожавшего Таню к нему на Благушу. Собаки из следующего номера, выстроясь полукругом, жались друг к другу, нервно поглядывая на разряженного в клоунские блестки повелителя. На ходу запахивая шубу, Митька выскочил из цирка на мороз... фото А. Родченко

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

PostHeaderIcon Цирковые события:

Индия освобождает слонов из цирков

News image

Центр защиты прав животных Вита с радостью поздравляет Индию с этим эпохальным событием, дарующим всем животным, заключенным в ци...

ЦИРКОВЫЕ ЖАНРЫ НА ЭСТРАДЕ

News image

На эстраде издавна существуют ряд жанров, обьединенных общим названием оригинальные . Они принадлежат цирковому искусству. Это различного рода акробатические но...

Московский иллюзионный театр зверей

News image

Московский иллюзионный театр зверей и птиц “Артемон “ предлагает вашему вниманию музыкальное иллюзионное экологическое шоу. Наш спектакль - это раз...

PostHeaderIcon Животные в цирке:

Верхом на Мухе

News image

Сколько интересного таит в себе небольшой островок, лежащий между оживленными течениями Олимпийского проспекта и улицы Дурова. Каждый раз, приходя сюда, ло...

На все готовое

News image

Фаворита всех домашних и породистых кошек Дмитрия Куклачева жить поближе к природе тянет давно. Пока из загородной недвижимости у него ес...

Жеребец Бубен

News image

Рождён в 1992 году в маленьком городе Гаврило-Пасад (Московская область). Характер - слегка нервозный. Люди ласково называют его Буба . ...

Цирк в Москве

Цирк братьев Запашных

News image

Братья Запашные - это всеми признанные и знаменитые дрессировщики, настоящие виртуозы своего дела! Их слушаются зубастые тигры так, чт...

Авторизация